История семьи в истории страны 

Мы продолжаем публикацию лучших сочинений, посвященных 74-летию Великой Победы. Литературные состязания прошли в школах нашего поселения. «Заневский вестник» присоединился к акции памяти и наградил победителей конкурсов благодарственными письмами за любовь к истории Отечества и уважение к подвигу предков, а также вручил памятные подарки. В этом выпуске мы представляем сочинение ученицы пятого класса Центра образования «Кудрово» Полины Поздняковой.

О Великой Отечественной войне я знаю не только по фильмам, школьным урокам и книгам. Рассказы родных, фронтовые награды прадедов, семейные фотографии делают далекую историю близкой. Вот на снимке молодая женщина с мужем и ребятишками. Это тетя Тоня. За помощь партизанам ее и детей расстреляли фашисты, а супруг был смертельно ранен в бою. Вот фото паренька на костылях. Это дядя Вячеслав. Чтобы не угнали в Германию, ему нарочно повредили ногу. Началась гангрена. Отец Вети – врач по профессии – во время оккупации лечивший мирных жителей и поднимавший на ноги раненых партизан, ампутировал ему ногу обычной пилой.

В Архангельске бабушка показывала мне здания школы и университета, где в войну размещались госпитали. В больничных палатах для раненых пела песни и читала стихи моя прабабушка Катя. Тогда ей было десять лет. Бойцы радовались встречам с голосистой девчонкой и другими юными артистами, приглашали выступить еще. Но в назначенный срок концерт не состоялся. Во время очередного ночного налета в госпиталь попала бомба. Когда соседки по дому уходили на весь день на работу, своих малышей оставляли с Екатериной. Часто замерзшие и голодные дети поднимали рев. Ни согреть, ни накормить их было нечем. И тогда девочка им пела и тоже украдкой плакала, потому что от голода кружилась голова, и в любое время могла загудеть сирена перед бомбежкой. Однажды малыши сидели со свечой, а рядом в темной комнате лежал сосед-старичок, умерший от голода.

Голод в Архангельске был страшный. В самом начале войны сгорел склад с продовольствием, жители города собирали землю с расплавленным сахаром, ели ее, а после страдали от инфекций. По карточкам получать стало нечего. От голода люди умирали во много раз чаще, чем от болезней и ран. На набережной Северной Двины установлен памятник тюленю. Во время войны тюлений жир помог спасти голодающих жителей города.

Негде было взять в военные годы одежду и обувь. Люди шли к маме Кати, прабабушке Марусе – известной на всю улицу портнихе. Из ничего: старых вещей, тряпок, обрезков – она шила самое нужное; из рукавов от старых пальто, ватников и автомобильных покрышек умела сотворить обувь на зиму; из самых маленьких лоскутков и разной мелочи – игрушки. За это все любили и уважали ее.

Я была на том месте, где в страшные годы жили родные. Сейчас за их деревянными двухэтажными домами стоят современные многоэтажки, а раньше находился большой пустырь. В ямах на пустыре во время бомбежек прятались люди. На их глазах целыми улицами горел родной город. Вот передо мной боевые награды моих прадедов – участников Великой Отечественной войны.

Мой прадед Леонид Георгиевич Коновалов в июне 1941 года окончил школу и ушел добровольцем на фронт. Воевал недолго, после тяжелых ранений в неполные двадцать лет вернулся домой инвалидом. Прадедушка Павел Васильевич Тихонов от начала до конца прошел две войны: Советско-финляндскую и Великую Отечественную. Он был артиллеристом, командиром орудийного расчета. Тоже имел ранения. А одна из его наград, возможно, спасла ему жизнь. В тот день пришлось отбить несколько вражеских атак. Когда бой наконец затих, товарищи сказали дедушке, что его орден Красной Звезды поврежден: откололась эмаль, появилась вмятина. Если бы не орден, пуля или осколок попали солдату в грудь.

Таких рассказов в семье много. И в каждом – имена действительно существующих людей; близких и дальних родственников, соседей, друзей… Так история страны становится историей семьи, а история семьи становится историей Родины.